Русская версия  In English
   

 

     Предлагая статью, написанную одной из величайших заводчиков ирландских терьеров не только в Западной Германии, но и, пожалуй, во всей Европе послевоенного периода, мы отдаем дань уважения ее самоотверженному труду на поле популяризации, развития и улучшения породы. В 60-70-х годах ХХ века многие начинающие ирландисты мечтали иметь в своем питомнике собаку с приставкой «ф.д. Франкенлерхе», поскольку это имя было гарантией успешного старта для собственного разведения. Хотя, казалось бы, те времена давно миновали, и сейчас на слуху другие имена, полезно вспомнить с чего начиналась порода – ведь первые привезенные к нам из Восточной Германии ирландцы были потомками собак из питомника "ф.д. Франкенлерхе".

 

Е.Ф.Терехова,

вл. питомника ирландских терьеров "экс Терра Фуриис"

 

МОИ НЕСРАВНЕННЫЕ

 

графиня Штауфенберг – Грайфенштайн, Германия

 

     Публицисты, журналисты и просто любопытные – все задают мне один и тот же вопрос: «Как получилось, что Fr.Stauffenberg mit Dainty und My LordВы остановили свой выбор на ирландском терьере?». Это – не праздный вопрос. Я, конечно, знаю и люблю многие другие породы собак. Я интенсивно занималась ими, интересовалась их особенностями и свойствами, характерными для пород, а также их спецификой. Почему же тогда, имея такой выбор, именно ирландского терьера я избрала своим фаворитом? Просто потому, что я постоянно вновь и вновь убеждалась, что ирландский терьер великолепен, очаровывающ и совершенно ни с кем не сравним.

 

     Именно такой и никакой другой должна быть моя собака! И каждый, кто непосредственно встречается со мной вместе с моими рыжими спутниками, не может не заметить, что они мне соответствуют, что они должны сопровождать меня, что они частицы меня самой. И все это – уже с ранней юности.

 

     Большая любовь к животным пришла ко мне еще в младенчестве, и родители всячески поддерживали ее. С возрастом от меня стали требовать более ответственного отношения к животным. Благодаря животным, детство мое стало раем. Мне предоставлялось почти все, чего жаждало детское сердце: я могла любить животных, ухаживать за ними, заботиться о них. Конечно, это возможно только при проживании в сельской местности.

 

     Здесь были «Вонька» и «Вонючка», которых я Lover v.d.Frankenlercheтаскала повсюду – две ручные мыши, часто доводившие наших ничего не подозревавших гостей и учителей до истерических припадков. Был «Блюхер» - гусак, нападавший на любого прохожего, нас же, детей, нежно лобызавший и охранявший, как своих гусынь. Или восточно-фризские молочные овцы, ежегодно осчастливливавшие нас ягнятами. На них мы учились дойке. У нас были, кроме того, самые различные поющие и говорящие птицы; выкормленные из соски ручные косули; большие и маленькие лошади. За каждым из нас были закреплены зайцы, кролики и кошки. На них я приобрела первые навыки разведения, выращивания молодняка, экспериментировала.

 

     И, конечно, у нас было неисчислимое количество украшавших нашу жизнь собак. Среди них было много разных пород, все они были достойны обожания, каждая была интересна по-своему. Ирландского терьера же среди них не было.

     Как мальчишки знают и изучают марки автомобилей, так я изучала породы собак, будучи еще маленькой девочкой. Благодаря этому, я получила представление об ирландском терьере, но он тогда не заинтересовал меня. Его невозможно было увидеть где-либо. Его как будто просто не существовало.

 

     В 9 лет я получила первую собственную собаку, комбинацию шпица с терьером, крайне оригинальную и горячо любимую. Но она умерла слишком молодой, несмотря на отчаянную борьбу за ее жизнь, заболев штутгартской собачьей инфекцией. В те времена не было сыворотки. Собак не прививали. Я думала, что умру вместе с ней! Следующая собственная собака была жесткошерстной таксой. Начиная с этой породы, я занялась разведением собак.

 

     А потом, во время войны, предо мной предстал ирландский терьер. Значит, оBravo v.d. Frankenlercheн все же существовал! И он немедленно захватил меня, хотя его нельзя было назвать ни красивым, ни вообще каким-то особенным. И, тем не менее, он был подкупающим – проявлял характер, казался личностью. Я с ним подружилась, меня пленил его шарм. К сожалению, все ограничилось знакомством. Со своим хозяином он должен был отправиться на фронт.

 

     Когда же я узнала о его верности, тронувшей меня до глубины души, то внезапно возникло горячее желание обладать такой собакой. Дело в том, что, когда его хозяин погиб и был похоронен, его ирландский терьер каким-то образом вскоре разыскал его могилу и занял там пост. Только силой удалось забрать его оттуда и увести. Но ирландец снова и снова убегал и возвращался издалека, чтобы охранять своего погибшего хозяина. Я была поражена! Я поняла, что именно такая собака мне нужна! Но ее практически невозможно было достать. Я проявила максимум инициативы, пока, наконец, не разыскала питомник. Но кто же в те времена голода и неопределенности разводил собак? Мне пришлось долго ждать своего первого щенка ирландского терьера, чтобы заключить его в свои объятия. За это время мои мечты об этой собаке возросли до неимоверных размеров. Она должна была стать образцом, идеальной собакой. И, действительно, она ею стала.

 

     Все свое свободное время и любовь, и все помыслы я вложила в эту собаку. И она отблагодарила меня своей преданностьDainty v.d. Frankenlercheю, сильно оттенявшей ее благородство. Для нее, казалось, нет ничего невозможного. Полная интеллекта и усердия, она была готова ко всему, что бы я ни придумала. В конечном счете, одна эта собака олицетворяла собою три группы собак: верную охранную собаку-сторожа, универсальную охотничью собаку и цирковую собаку с задатками клоуна. Не говоря, конечно, о том, что она была идеальной собакой-компаньоном. Мой ирландский терьер для меня делал все. Он не спускал с меня глаз. Не я владела им, а он владел мною и не допускал ни малейшего сомнения в этом. Никто не имел права приблизиться ко мне. Не одного нежелательного ухажера этот ирландец сумел удержать «в рамках», притом гораздо успешнее, чем я сама сумела бы. Дело осложнилось, когда объявился мой будущий муж. Ему, пожалуй, пришлось больше заискивать перед моим ирландцем, чем передо мной, и смиряться с тем, что в любых ситуациях ирландец упорно становился между нами. Муж мой выдержал это испытание. Его подарком по случаю нашей помолвки была сучка ирландского терьера, улыбавшаяся во весь рот, когда он мне ее преподносил. Кто бы мог устоять против этого? Сердце свое мой муж подарил не только мне, но и моему ирландцу. Будь иначе, я бы никогда не имела возможности так интенсивно заняться этой породой.

 

     Первый мой ирландский терьер и тот факт, что эта порода была практически неизвестна публике, мобилизовали меня, побудили заняться разведением и улучшением породы, ее распроFluffy v.d. Frankenlercheстранением и публикациями о ней. Это был долгий путь, длиною более 35 лет, с огромными трудностями, надеждами, разочарованиями, с большими капиталовложениями и выдающимися успехами. В конце концов, интерес к породе среди любителей стал постепенно расти. Увеличилась и ее популярность в журналах и иллюстрированных газетах, а также на телевидении. В Германии в 1979 году впервые была осуществлена мечта англичан: был поставлен фильм «Киллени Бой» по Джеку Лондону с нашим победителем Всемирной выставки Флаффи фон дер Франкенлерхе в главной роли (В российском прокате этот фильм идет под названием «Приключения рыжего Майкла», прим.переводчика).

 

     Меня постоянно сопровождают великолепные ирландские терьеры. Они разделяют мою жизнь без скидок на неудобства. Где бы я ни находилась, они тоже хотят быть там. Притом как можно ближе ко мне. Для них ничто не может быть препятствием, ни непогода, ни непривычные ситуации, если это касается того, чтобы быть со мной. Ненавязчиво и как бы само собой разумеющимся образом они являются как бы моей тенью.

 

Dainty v.d. Frankenlerche     Какой из них все же был наиболее выдающимся? Непревзойденным? Не первый, хотя и казавшийся мне тогда самым совершенным. Скорее всего, всегда последний, потому, что это всегда в данный момент мой любимец или любимица, каждый раз до такой степени занимающий меня собой, что вновь и вновь создается впечатление: лучшей собаки быть не может. Каждый проявляет себя по-своему.

 

     Каждый хорош в своей неповторимости. Каждый ирландец оставлял за собой глубокую скорбь, когда покидал меня в возрасте 12-16 лет, что всегда казалось слишком малым сроком, - прожив полнокровную жизнь бок о бок со мной. Рядом со мной они становились мудрыми и всегда ярко выраженными личностями. Когда безмолвное взаимопонимание становилось наиболее полным, они должны были покинуть нас...

 

     Кто когда-либо владел ирландским терьером, тот остается с этой породой. В нем все подогнано друг к другу. Это – собака идеального среднего роста. Достаточно большая, чтобы произвести впечатление на злоумышленника, и достаточно маленькая, чтобы можно было зажать ее подмышкой или чтобы в машине лежать у ног сидящего рядом с водителем. Ростом в 46 см в холке он еле достает до колен. На ощупь он грубошерстен и всегда чист в своей жесткой грязеотталкивающей блестящей шерсти. Цвет его ярко-рыжий или пшеничный, алый или золотистый. Уши темнее остальной Idol v.d. Frankenlerche шерсти, глаза очень темные, а нос окружен жесткой всклокоченной бородкой. Стоит он на прямых крепких ногах с плотной шерстью. В строении его тела проявляются подвижность, быстрота и сила. Он быстрее всех терьеров, и поэтому у него пропорции бегуна, т.е. он длиннее всех высоконогих терьеров, с особо глубокой грудью и мощными задними конечностями, стоящими под оптимальным углом. Мускулистое и крепкое его тело приобретает благородство, благодаря грации и элегантности линий, проявляющихся в длинной шее, голове и стройном корпусе. Чуть купированный хвост ирландец носит вертикально, и по нему всегда можно судить о характере и настроении собаки. По выражению его физиономии можно читать романы. Глаза и уши выражают то, что он хочет сказать – от любви до ненависти, от радости до печали, от веселья до равнодушия, от вопроса – стремления узнать что-то – до совершенно откровенного смеха со сверкающими зубами. Выражать все это свойственно многим ирландским терьерам. Все побуждения ирландца можно прочесть по его мимике. Его выразительность, однако, не ограничивается мордой или движениями хвоста – барометра его настроений. Он «говорит» интенсивнейшим образом как бы «ногами и руками», всем своим подвижным телом и своим весьма выразительным, очень вариабельным голосом. Все эти однозначно видимые реакции для любителя собак и их знатока – явные проявления его великолепного характера.

 

     Ирландец любезен, внимателен, приветлив по отношению к «своим». Таким он может быть и по отношению к гостям или посторонним. Однако, сверх того типичны для него не только сдержанность, безразличие или настороженность по отношению к незнакомым. Свою инстинктивную бдительность и готовность к бою он проявляет глубоким рычанием, лаем или даже немедленной атакой когда бы то ни было, если сам посчитает это необходимым. Такого рода бдительность идеальна, ибо ирландский терьер проявляет свою сдержанность или резкую реакцию исключительно в необычных ситуациях. В этом он отличается от огромного числа других пород, многие из которых слишком частым лаем или агрессивным поведением побуждают своего владельца не обращать внимания на такого рода реакции, или, наоборот, реагировать неправильно.

 

     Собаки эти темпераментны, с юмором, предприимчивы, но при всем том спокойны и скромны в быту. Детям они отдают всю душу. Игра, возня, желание быть в компании и полностью врастать в нее, вплоть до участия даже в несвойственных животным играх, смыслом которых они быстро овладевают, вместо того, Idol v.d. Frankenlercheчтобы подавленно терпеть, - это типично для ирландских терьеров.

 

     Вполне добродушные, но они могут стать очень строгими при необходимости. Их отличает великолепная дисциплинированность, что особенно наглядно проявляется на выставках. У боксов хороших ирландских терьеров царит спокойствие и мир, в то время как вокруг часто слышно безудержное тявканье, действующее на нервы. На ринге стоит гордая, уверенная в себе собака, во весь рост, на пальцах, каждый нерв напряжен: она выше своих соперников, разве что тихое рычание в горле… Благородство и гордость, породистость и характер проявляются в его сдержанном поведении. На меня не могут произвести впечатление неврастенические, фальшивые, безудержно тявкающие, брызжущие от злости слюной, суетливые псы после того, как я научилась ценить дисциплинированность моих собственных собак, на которых всегда можно положиться.

 

     Особенностью, присущей ирландским терьерам, является их приспособляемость. Содержать ирландского терьера может любой, у кого хорошее чувство к собаке, ищущий в ней достойного любви партнера, а не послушного раба. На подхалимство ирландский терьер не способен. В том числе, по отношению к своему хозяину. Он горд и уверен в себе и желает, чтобы с ним обращались соответственно. В этом случае он совершенно безболезненно встраивается в любой стиль жизни, так как чувствует, что его любят и признают за ним право быть самим собой.

 

     Ирландского терьера можно приспособить ко всему. В войну он работал связной собакой. Его часто обучают охранно-караульной службе. Из питомника «Франкенлерхе» вышли собаки с дипломами по Blissy v.d.FrankenlercheОКС от 1-й до 3-й степени. Кроме того, это исключительно хорошая охотничья собака, в частности, на хищников и на кабана. Он превосходно идет по следу, неустанно бежит рядом с лошадью всадника и спокойно следует рядом с костылями своего любимого хозяина-инвалида. Любителя моторных лодок он сопровождает, изображая носовую корабельную фигуру-галион; он ловко карабкается по скалам в горах и весело прыгает по пляжу у самой воды. Неутомимо следует он и за хозяевами-лыжниками по лыжне. Только очень большая жара ему не по нраву, как всем рыжим. В автомобиле он ведет себя как заправский автолюбитель, прекрасно переносит самолет, и его можно даже приучить спокойно сидеть в корзинке, обычно подвешиваемой для детей к велосипеду.

 

     Маленький универсальный гений! Верный друг и товарищ. Тот, кто не подведет никогда. Тот, кто рад всем в доме. Семейная собака в большей степени, чем собака одного хозяина. Наиболее тесная связь у него со мной, его хозяйкой, но это не исключает остальных членов семьи. Он открывает свое сердце всем, кто относится к «своим».

 

     Достойное восхищения, впечатляющее творение природы, с которым надо и обращаться соответственно: с сознанием ответственности, уважительно и благородно.

 

     Кто теперь еще удивится, включая и моих домашних, что я считаю ирландских терьеров несравненными?

 

     Никто иной не может каждый день по-новому, импульсивно и бурно выражать свою радость по поводу того, что существую я, самое совершенное в его глазах существо на белом свете, только мой любимый и несравненный ирландский терьер способен на это!

 

 

Перевод с немецкого Г.А.Курелла





Юлия Яковенко, Магнитогорск
e-mail: varvara[@]irish-terriers.org
+7 (3519) 212871

Зарегистрироваться.